Отдых и путешествия - все страны / Туры в Испанию / По решению «водного суда»


По решению «водного суда»


Автор: - ( 2013-12-18 14:25 )

Комментарии:

Рейтинг:

«МОНД ДИМАНШ», ПАРИЖ,
Там, где кончается город, начинается «уэрта» — бескрайняя и цветущая долина, наложившая отпечаток на всю экономику испанской провинции Валенсии. Каждый надел здэсь отличают безукоризненные геометрические пропорции, а искусству орошения стоит поучиться.
Богатство края во многом зависит от урожаев, которые приносят фруктовые сады и огороды. Своим рождением «уэрта» обязана реке Турий, плодородием — земледельцам, а процветанием — «водному суду».
Каждый четверг в половине двенадцатого перед собором на площади Вирхен в Валенсии (одноименный главный город провинции) многолюдно, как перед праздничной обедней. Посредине установлены кругом восемь кресел. На спинке каждого из них — надпись с названием одного из восьми основных оросительных каналов долины.
Ровно в полдень, когда часы на башне отбивают 12 ударов, появляются судьи и судебный исполнитель-альгвазил в длинных черных блузах, типичной одежде валенсийских крестьян. Они занимают места в креслах. Шум вокруг не смолкает: на площади много крестьян, приехавших из дальних провинций, туристов, боящихся пропустить такое уникальное зрелище.
Заседание суда открывается традиционным вопросом альгвазила: «Есть ли кто-нибудь с жалобой от канала Мис-лата?» Присутствующие переглядываются. Молчание. Один за другим перечисляются остальные семь каналов, в зависимости от того, поступают жалобы или нет, церемония может длиться от пяти минут до часа. Сегодня жалоб нет. «Это из-за дождя», — поясняет кто-то в толпе.
Вода для «уэрты» всегда означала жизнь. Искусственное орошение было известно в Валенсии еще 2100 лет назад. Римляне широко использовали приспособления из обожженной глины — «табу» для того, чтобы в зависимости от необходимости перекрывать воду в канале или отводить ее по другому руслу и на поля.
Если воды хватает, не возникает никаких конфликтов. Но во время засухи необходимо справедливо распределять то малое, что остается. «Право на воду в равной мере есть у всех» — этот принцип, соблюдаемый на протяжении веков, позволяет поддерживать порядок.
Каждая община носит то же название, что и протекающий по ее территории канал, и управляется по собственным законам. Если крестьянин нарушает один из них (берет воды больше, чем ему положено; отводит воду от соседнего канала и т. д.), он предстает пзред судом, в состав которого входят представители всех восьми каналов, раз в два года избираемые земледельцами.
— Решения по делам земледельцее левобережных каналов выносятся представителями правобережных каналов, к наоборот,— рассказывает юридический советник суда, адвокат, сын и внук адвокатов Винсент Хинер.—Это делается для того, чтобы устранить подозрения в пристрастности. В состав суда могут быть избраны только настоящее земледельцы. Причем для избрания нужно иметь не менее чем полгектара земли. Считается, что этого достаточно чтобы не испытывать нужды,—при старательной работе климат позволяет собирать три-четыре урожая в год. Если вы не трудитесь на земле, вас рано или поздно кто-нибудь обвинит в продажности и взяточничестве.
После каждых выборов председатель суда и заседатели пересматривают устав с учетом новой обстановки. Делается это в устной форме. Затем устав пере дается на утверждение королю. После чего ни король, ни полиция, ни армия не могут воспрепятствовать решениям суда...
Его приговоры обжалованию не подлежат и выносятся на валенсиано, языке земледельцев «уэрты». Штрафы выплачиваются наличными, а их сумма, каж и в средние века, измеряется в ливрах.
| sitemap |