Отдых и путешествия - все страны / Туры в Америку / ОКОЛЬНЫЕ ПУТИ БИЗНЕСА НА ИСКУССТВЕ


ОКОЛЬНЫЕ ПУТИ БИЗНЕСА НА ИСКУССТВЕ


Автор: - ( 2013-10-11 23:56 )

Комментарии:

Рейтинг:

«Бум» на художественных рынках Запада рождает предложение со стороны... грабителей

«ТАЙМ», НЬЮ-ЙОРК.
Представители полиции и хранители более 60 музеев США провели недавно в Ньюарке (штат Делавэр) совещание по вопросу о... воровстве. Встреча носила экстренный характер: всего за два дня до нее в знаменитом нью-йоркском Метрополитен-музее произошла первая кража за всю его 110-летнюю историю. Среди бела дня с полутораметровой деревянной подставки в античном зале был похищен древнегреческий бюст стоимостью 150 тысяч долларов.
Правда, на этот раз полиция действовала сверхоперативно и нашла пропажу уже через день в камере хранения Центрального вокзала Нью-Йорка, Бюст не пострадал, если не считать «татуировки» в форме сердечка, зачем-то нацарапанной грабителем над правым глазом грека, жившего, вероятно, 25 столетий назад. Но это" случай лишний раз доказал, что ни один американский музей, даже самый престижный, не застрахован от охватившей страну эпидемии край-произведений искусства.
В прошлом году из Чикагского института искусств бесследно исчезли три картины Сезанне стоимостью 3 миллиона долларов. В начале года взломщики, беспрепятственно миновав сигнальную систему, проникли в Мемориальный музей Янга в Сан-Франциско, забрали полотна голландских художников XVII века, в том числе знаменитый «Портрет раввина» Рембрандта (на общую сумму в 1,2 миллиона долларов), и удалилиа через застекленную крышу. Всего за 1978 год i США были похищены произведения искусстве стоимостью 50 миллионов долларов, что значительно выше официальной цифры 35 процентов характеризующей рост преступлений такого роде за последние два года.
На совещании в Ньюарке подчеркивалось, чт. главную причину взлета преступлений составляв невиданный «бум» на самих художественны) рынках. Например, в США только за прошлы» год было заключено сделок почти на 5 миллиардов долларов! Люди все чаще покупают произведения искусства, чтобы застраховаться от инфляции и тонущего доллара. Цены на картины и скульптуры достигли такого уровня, который не может не соблазнить даже самых «непросвещенных» грабителей. Сегодня, как отмечали эксперты s Ньюарке, искусством «занялись» те типы преступников, которые обычно угоняют автомобили, крадут телевизоры и драгоценности.
«НЬЮСУИК», НЬЮ-ЙОРК.
Воровство в области искусства столь же старо, как и само искусство, но никогда еще оно не достигало такого размаха. Сегодня в США и Западной Европе грабят не только музеи, но и церкви, архитектурные памятники, не говоря уже о частных коллекциях, причем крадут отнюдь не шедевры. За весь послевоенный период в Италии было похищено 44 тысячи произведений искусства, а в США—13 тысяч лишь за один прошлый год.
«У нынешних воров,— говорит Жильбер Раги-до, возглавляющий специальный отдел французской полиции по борьбе с кражами художественных ценностей,—«успехом» пользуются даже гобелены ручной работы, редкие книги, старинные манускрипты. После торговли наркотиками подобные преступления наиболее доходны и к тому же менее опасны».
«Уирт tb кдртину ИЛИ скульптуру ДО СИХ ПОр
считается чем-то романтическим,— сетует Дональд Волпе из полиции Нью-Йорка, сумевший в 1978 году разыскать краденые произведения на сумму 4 миллиона долларов.— Я не раз видел, как на суде вор, признавшись в содеянном, вообще не получал никакого наказания».
Столь же безнаказанно, похоже, обходится и продажа краденого. Конечно, сбыть с рук произведение искусства много сложнее, чем любой другой «товар», особенно если речь идет о зна-менитом шедевре, поэтому грабители сегодня «специализируются» на работах малоизвестных художников, входящих в моду, и на антиквариате, в разряд которого ловкие посредники включают просто старые произведения. Суть «операции» в том, чтобы предмет, пройдя через несколько рук, осел у какого-нибудь респектабельного дельца, а уж он продает его дальше на законных» основаниях.
Вот пример с «делом Петридеса». Этого одного из богатейших владельцев художественных галерей во Франции сейчас судят в Париже по обвинению в продаже японским музеям по меньшей мере 9 из 31 картины Вламинка, Руо, Ренуара и других прославленных живописцев, которые были похищены в 1972 году из дома французского миллионера Лепинаса. 77-летний Петридес, считающийся одним из лучших специелистов по творчеству Ван Донгена и Утрилло, замечен в подделке товарных документов, изменении размеров холстов и их названий с целью маскировки подлинного происхождения этих картин.
Так поступают и другие. «Эта сомнительная торговля, — утверждает прокурор Жан - Луи Гюйо,— не могла бы существовать без молчали-зого благословения и содействия тех, кто фактически сосредоточил в своих руках монополию на установление подлинности и запуск в обращение краденых произведений искусства, которые они сами же называют «товаром».
Особенно привлекают таких посредников крупные художественные аукционы, действующие в Париже, Цюрихе, Лондоне, где сравнительно легко сбыть «товар» вполне порядочным покупателям. «У посредников,— объясняет Рагидо,—замечательный нюх на тех, кто настолько страстно желает приобрести ценную картину, что готов, не торгуясь, выложить требуемую сумму, даже если подозревает, что дело не чисто». А Волпе вообще считает, что «на художественном рынке все понимают, что имеют дело с предметами сомнительного происхождения, но никто ни о чем не спрашивает. При покупке нового автомобиля задают гораздо больше вопросов».
Часто бывает и так, что ограбленные коллекционеры вовсе не обращаются в полицию. Одна из главных причин — боязнь раскрыть ценность коллекции, чтобы не платить соответствующие налоги. Музеи, где побывали воры, также неохотно прибегают к помощи закона, опасаясь тем самым публично признаться в своей уязвимости. Более того, страховые компании чаще идут на сделки с посредниками, чем вызывают полицию. Самый показательный случай произошел в 1973 году, когда из музея Поля Рикара во французском городе Бандоле была украдена картина Сальвадора Дали. Выплатив музею страховку • размере 165 тысяч долларов, компания затем договорилась с грабителями и выкупила у них картину всего за 7 тысяч долларов. Через несколько лет полотно, теперь уже собственность страховой компании, было оценено в 200 тысяч долларов.
| sitemap |