Отдых и путешествия - все страны / туры в Индию, Гоа / Марвари - община ростовщиков и компрадоров


Марвари - община ростовщиков и компрадоров


Автор: - ( 2013-10-08 23:22 )

Комментарии:

Рейтинг:

..ИЛЛЮСТРЕЙТЕД УИКЛИ ОФ ИНДИА», БОМБЕЙ.
Эти люди — выходцы из «края смерти» «Ма-рооа-вар», илм «Марвар», раджастанской пустыни, где летом солнце раскаляет землю, как огонь — лист железа, в небо превращается в «медный купол», льющий испепеляющий зной. раджастан традиционно считается самой романтической частью полуострова Индостан. Его история — это гимн воинам-раджпутам, память о которых живет в руинах древних крепостей и тысячах легенд. В географическом плане Раджастан — обширная засушливая зона с пустыней Тар на северо-западе, рассекаемая с северо-востока на юго-запад хребтами гор Аравалли.
В прошлом личную жизнь раджаст^нцев определяла строгая дисциплина «кодекса чести», который требовал активных действий и восславлял смерть на поле боя как единственно достойную. Сегодня же выходцы из Раджастана — марвари превратились в одну из наиболее состоятельных прослоек индийской буржуазии. Они контролируют около 60 процентов промышленности. Их предприимчивость и изворотливость хорошо известны в стране. Ныне это не только торговцы и ростовщики, но и промышленные магнаты—компрадоры.
Марвари начали торговое «покорение» Индии с берегов Ганга. Внедряться здесь им было довольно легко, сказывались и отсутствие языковых барьеров — в этих краях все говорят на хинди — и общность культуры. В поисках быстрого обогащения марвари устремлялись в места религиозного паломничества индийцев.
Развитие джутовой промышленности дало толчок процветанию Калькутты. Огромный спрос на джут на мировом рынке превратил город в крупный центр по его обработке. В этой области марвари приложили свою руку. Другой выгодной сферой помещения капиталов был чай.
Марвари не занимались физическим трудом, ибо традиции их общины не позволяли им становиться рабочими, Как правило, марвари не получали и общего образования, позволявшего им служить клерками в различных учреждениях. Будучи людьми предприимчивыми, охотно идущими на риск, они предпочитали заниматься ростовщичеством, мелкой розничной торговлей или посредничеством. Так, марвари покупал на 600 рупий хлопка. Умело руководствуясь рыночной конъюнктурой, он прибыльно перепродавал хлопок в другом районе.
Еще с давних времен Раджастан тяготел к портам Гуджаратского побережья. Торговцы отправлялись туда с караванами, нагруженными сухофруктами, шелком, опиумом, пряностями, которые затем экспортировались в Европу; из Африка же сюда привозили слоновую кость, медь, гуммиарабик и камфару. На этом поприще марвари столь преуспели, что а одной из старинных хроник отмечалось: «Девять десятых ростовщиков и торговцев Индии — выходцы из Марвара и исповедуют в основном джайнистскую веру. Их влияние распространилось от реки Сатледж до Индийского океана». Однако отличие от своих коллег из южных районов Индии марвари никогда не пускались в плавание по морям, возможно, потому, что выходцы из песчаных пустынь панически боялись воды.
Задолго до наступления эры капитализма марвари утвердились в Северной Индии в качестве ростовщиков, а их первые контакты с Бенгалией начались в XVIII веке, когда они стали ссужать деньги бенгальским навабам.
С приходом англичан в Индию произошли постепенные, но вполне определенные перемены. Калькутта перестала быть торговым центром Индии, а марвари были оттеснены на задний план, став посредниками английских дельцов в торговых операциях. Правда, им удалось сохранить свой контроль в сфере мелкой розничной торговли и ростовщичества, но доходы резко сократились.
В начале XIX века большим спросом на мировом рынке стали пользоваться индиго и опиум, выращиваемый на плато Малва и в больших количествах экспортировавшийся в Китай. Марвари с их налаженной сетью деловых контактов и умением обеспечивать финансирование темных операций как нельзя более подходили для этой торговли.
В течение первых пяти лет второй половины XIX века из главных городов Индии к портам протянулись колеи железных дорог, по которым хлынуло индийское сырье, необходимое для питания «мастерской мира», каковой в то время была Великобритания. Вовсю кипела работа на угольных шахтах, открылись первые хлопкопрядильные фабрики в Бомбее и джутовые — в Бенгалии. Именно над этими отраслями промышленности марвари спустя столетие установят свой контроль. Пока же они жили очень скромно в своих общинных поселениях — «басах», а их «орудиями труда» были главным образом денежные ящики и «гроссбухи» в красных кожаных переплетах, куда записывались все их финансовые сделки и имена многочисленных должников. Марвари предпочитали быть «баньянами» (так англичане называли жителей Индии, занимавшихся исключительно торгово-финансовыми делами. — Ред.) или посредниками при крупных английских коммерческих фирмах. Постепенно «баньяны» приобретали все большее влияние в местной среде, поскольку являлись посредниками между производителями и потребителями. Большинство наиболее состоятельных «баньянов» — выходцы из района Шекхавати, центром которого был город Джхунджхуну.
Это был период «посвящения» марвари в капиталистические методы производства, период, который закончился вместе с первой мировой войной, когда наиболе* предприимчивые семейства марвари, тесно сотрудничая с англичанами, стали обладателями огромных состояний. Так, одно лишь семейство Бирла в годы первой мировой войны сумело увеличить свой капитал с 2 до 8 миллионов рупий. Такие капиталы открывали широкую дорогу в область промышленности. Путь гуда облегчался и тем, что английские колониальные власти под ударами национально-освободительного движения вынуждены были постепенно сдавать свои позиции. На места англичан стали проникать марвари, которые в погоне за получением прибылей не брезговали никакими средствами.
| sitemap |