Отдых и путешествия - все страны / туры в Скандинавию / Норвегия. Отели Осло, Carlton. Часть3


Норвегия. Отели Осло, Carlton. Часть3


Автор: - ( 2009-06-28 14:26 )

Комментарии:

Рейтинг:

Окончание




Поданный под посадку корабль был чем-то средним между прогулочным теплоходом, отечественным 'Метеором' и катамараном, поскольку имел два киля, обтекаемую форму и приличную скорость хода. Вместив в себя человек двести (отнюдь не все места были заняты), он отвалил от пристани, причем при посадке билетов не спрашивали, зато зачем-то просили в диктофон вахтенного назвать фамилию и место назначения. Проверки никакой не было, но по выходе на остановках экипаж собирал проездные документы плюс пару раз по трансляции прошло объявление, что пассажиры, не успевшие оплатить проезд, могут сделать это у кассира на первой палубе. Помимо кассы, там находился бар, торговавший сэндвичами, мороженым и напитками, и стеллажи для громоздкого багажа, находившиеся под пристальным надзором телекамер.



Я занял себе кресло на верхней палубе, возле окна, но сидел на месте не очень много, постоянно таскаясь на открытую корму фотографировать окрестности. А поснимать было что - выбравшись из гавани Бергена, катер выдал полный ход, да так что сзади встали белые фонтаны. Я оценил скорость километров в 60, и этим крейсерским ходом мы шли большую часть пути, притормаживая только перед причаливанием в крохотных городках и поселках. Главную часть пейзажа составляли низкие поросшие лесом кусочки суши, скалистые острова, и снежные вершины вдалеке по левому борту. Едва ли не каждую минуту я вспоминал название еще советских времен фильма 'И на камнях растут деревья...' Солнце светило вовсю, дул приличный ветерок, и если бы не любители табачного дыма, сконцентрировавшиеся на корме, в единственном разрешенном для курения месте, все было бы вообще здорово. Четыре с лишним часа пролетели незаметно, и когда катер входил в порт Ставангера, мне даже не захотелось с ним расставаться, тем более что в четвертом по величине городе Норвегии у меня не было ни пристанища, ни особой цели, только пять с половиной часов до поезда в Осло.



Разумно предположив, что следует хотя бы осмотреть местность, я выспросил дорогу к главному собору Домкирхе, возле него сориентировался, вышел на всякий случай к вокзалу удостовериться, отсюда ли уходит поезд. Погуляв еще час по улочкам, я пришел к выводу, что оставшееся время следует провести несколько плодотворнее и внутри меня опять зашевелился дух авантюризма, иначе как объяснить, с чего мне в голову взбрела идея навестить памятник 'Три меча', о дороге к которому я слышал только краем уха: надо, мол, добраться до торгового центра Мадла, а оттуда, взяв влево, двигаться к озеру. Вот с такими ориентирами на руках я отправился в поход.



Поначалу все шло хорошо (как сказал упавший с крыши мужик, пролетая мимо пятого этажа) - периодически попадались указатели, сообщавшие для велосипедистов направление на Мадлу. Потом столбики с надписями как-то резко кончились, как раз на развилке. Минут пять я изображал витязя на распутье, склонился в итоге выбрать правый путь, но решил на всякий случай спросить дорогу. Поблизости была бензоколонка, на которой торчало несколько машин, и я бодро направился к первой попавшейся, озадачив водителя вопросом, не знает ли он, какая из дорог ведет к району Мадла. Он ответил, что выбранная мной дорога именно туда и ведет, и поинтересовался, что конкретно мне там нужно. Я объяснил, что Мадла как таковая мне не нужна, 'я, видите ли, интересуюсь памятником 'сри суордз'. 'Не понял, - отвечает, - чем-чем?' 'Сри свордз' - слегка искажаю произношение. 'Нет, - говорит норвежец, - не понимаю! Что это за слово 'сворд'? Я начинаю махать руками, изображая битву и повторяю 'викинг', 'викинг'. Тут до него начинает доходить. 'Стало быть Вам нужен памятник 'сри суордз' (а я ему о чем талдычил?!) Ну, это в общем в ту сторону, но о-о-очень далеко, - и, поколебавшись - если хотите, я могу Вас подвезти...' 'Охотно воспользуюсь Вашей любезностью', - немедленно ответил я и полез в машину. На этот раз мне досталась сверкающая BMW, почти новенькая, во всяком случае салон приятно пах кожей. Ну, строго говоря, я в глубине души надеялся на подобный исход, но не сильно, и вот удача снова со мной.



Ехать оказалось минут 15, в течение которых водитель как-то настойчиво выяснял, чем я занимаюсь и что делаю в этих краях. Я решил действовать ушло, как поется в фильме 'Ирония судьбы' - 'навру с три короба, пусть удивляются...' и сообщил, что устал от сидения в офисе (натуральное вранье), решил вкусить привольной жизни (полуправда), отчего и путешествую с рюкзаком за плечами (правда). Он всерьез поинтересовался, не ночую ли я в палатке на природе. 'Вы что, смеетесь, - удивился я. - Надо быть полностью сумасшедшим, чтобы в такую погоду ночевать на улице'. 'Да, - покачал он головой, - климат у нас не подарок'. 'У нас он еще более гадкий' - гордо произнес я. 'А Вы откуда?' 'Из России, из Санкт-Петербурга' 'О-о-о, один мой знакомый был в Вашем городе и восхищался его красотами'. 'Да, - поддержал я честь страны, - там есть чем восхититься' (отошел бы его знакомый метров на двести от Невского проспекта, он бы такое увидел - век не забыл бы...) Тут абориген так расчувствовался, что изменил свои планы - как он объяснил, обычно его путь домой лежит по одному берегу озера, от развилки возле мадланского торгового комплекса вперед, но ради меня он свернет налево, довезет до самого памятника и поедет потом по другой стороне водоема. Вот так я и попал прямиком к 'Трем мечам'.



Распрощавшись с чувствительным норвежцем (он, выезжая со стоянки у памятника на дорогу даже помахал мне напоследок), я поспешил запечатлеть монумент и себя на его фоне, пока солнце еще не ушло за низкие холмы вдалеке. Снимки получились что надо - три громадных клинка, охваченные желто-оранжевым пламенем вечернего солнца, смотрятся пристанищем великанов-йотунов.



Поболтавшись у памятника с полчаса, я решил возвращаться обратно в Ставангер и, проигнорировав перспективу автобусного переезда (из центра города, оказывается, аккурат к монументу ходит прямой транспорт), пошел пешком, ориентируясь по примеченным ранее зданиям.



Идти к центру нефтяной столицы Норвегии неторопливым прогулочным шагом оказалось примерно час. Сначала дорога пролегала мимо торговых комплексов, потом запетляла по парку, после чего я оказался в знакомых местах на окраине Ставангера, откуда до вокзала было рукой подать, и все это время зарево за моей спиной медленно сменялось темнотой, словно кто-то неторопливо крутил регулятор мощности света. Определенно, Норвегия прощалась со мной и по этому поводу грустила. Я отвечал ей взаимностью...



Как я не крутился, а два часа тоскливого ожидания на вокзале пришлось пережить. Настроения что-либо делать не было, так что я достал фотоаппарат и стал просматривать отснятый материал, одновременно вспоминая события поездки. Я как раз любовался видами Бергена, как случилось происшествие, всколыхнувшее вокзальную жизнь - в зале появился в хламину пьяный турист, как он представился парочке, сидевшей на скамейке спиной ко мне - швед. Некоторое время троица вяло общалась - говорил в основном пришелец - потом послышалось приглушенное бубнение, затем возглас вроде 'Плевал я на полицию' (вольный перевод, ведь норвежским я не владею), и подозрительное журчание. Когда я обернулся, швед непринужденно опорожнял мочевой пузырь в проем между билетными автоматами. Парочку, с ним беседовавшую, как ветром сдуло, равно как и парня с девушкой, сидевших наискосок. И если первые двое исчезли неведомо куда, то вторые, как выяснилось, отправились за полицией. Спустя пять минут двое полицейских явились на место происшествия, и стали беседовать с пьянчугой, вместо того, чтобы взять его под микитки и отправить в 'обезьянник'. Как и всякий гопник перед лицом сил правопорядка, швед тут же 'сдулся', об обещании наплевать на полицию забыл и принялся оправдываться, что это, мол не его рук (а точнее ...) дело. Полицейские немного с ним поспорили, потом еще раз спросили ребят, нервно переминавшихся неподалеку, видели ли они своими глазами безобразие. Те подтвердили, что да, и виновник - вот он. Один из стражей закона подошел еще и ко мне, и я тоже подтвердил вину пьянчуги, да только все показания не перевесили отпираний. Когда я пошел грузиться в поезд, скандал все еще продолжался. Наверное, память об этом вопиющем правонарушении будет еще долго бередить души ставангерцев...



Переезд прошел без эмоций, тем более что соседнее кресло пустовало практически весь путь, и было занято только где-то на подходах к Осло, в Драммене, что ли. В половине восьмого я оказался на перроне центрального вокзала норвежской столицы, купил билет до аэропорта, подкрепился на оставшуюся мелочь вкусным кофе с огромным куском торта, и отправился бродить по городу, благо до вылета оставалось еще пять часов.



Вдоволь нагулявшись по набережной, я кинул в воды залива монетку (вот будет археологическая сенсация, когда через 1000 лет на шельфе Осло найдут российскую копейку) и двинулся на вокзал. Тут меня подстерегло очередное приключение - я спутал Лиллестрем с Лиллехаммером и сел в поезд, идущий в пригород Осло вместо состава, проходящего мимо аэропорта по дороге в бывшую столицу Зимних Олимпийских игр. К счастью, электрички в Гардемоен проходят и через Лиллестрем, так что имелся шанс пересесть по прибытии в конечный пункт маршрута, но я не знал, как отнесутся кондуктора к такой поездке. Некоторое время мне было не по себе от перспективы объяснений собственной бестолковости, но кондуктора все не было, и я воспрял духом - может, обойдется... Уже на подъезде к Лиллестрему я понял, отчего никто не проверял билеты: я уселся в вагон для обладателей сезонных проездных - им разрешается пользоваться только 'постоянным клиентам', о чем имеются соответствующие надписи.



На станции я простоял минут двадцать, обдуваемый легким ветерком и обогреваемый не на шутку разошедшимся солнцем. Так славно пригрелся, что когда подошел нужный поезд, садиться в него мне совсем не захотелось. Собрав волю в кулак, я все же подошел к дверям состава, нажал соответствующую кнопку (можно ведь не догадаться и проторчать у закрытых дверей все время стоянки) и оказался внутри. Почти сразу пришел кондуктор, ведь теперь я выбрал 'нормальный' вагон. Я предъявил билет, он посмотрел на дату (тут было все нормально), на конечный пункт поездки (тоже порядок) потом на исходный пункт путешествия, и я почувствовал, что его стало клинить. 'Щас зависнет', - успел подумать я до того как совершенно отчетливо послышалось жужжание: видимо, у норвежца шарики заходили за ролики - почему человек садится в Лиллестреме, когда билет им куплен на вокзале в Осло. К счастью, нервная система кондуктора оказалась крепче, чем я думал, он покачал головой, проделал нужные манипуляции компостером и ушел. В аэропорт я успел как раз к началу регистрации.



Без труда найдя нужные стойки, я обнаружил, что за ними регистрируется сразу несколько рейсов, так что образовалась приличная очередь. Имелась альтернатива - специальный автомат, к собрату которого я приглядывался еще в хельсинском Вантаа, но не решился воспользоваться. А чего, спрашивается, было бояться? Подходишь, нажимаешь на экране раздел 'регистрироваться', вводишь кодовый номер бронирования, а когда высвечивается нужный рейс, выбираешь 'только ручная кладь' или 'сдаем в багаж', и в последнем случае указываешь, сколько мест багажа имеется. После этого на экране возникает план салона, на котором следует выбрать желаемое место. По окончании манипуляций автомат выдает посадочный талон и багажную наклейку, закрепив которую, несешь имущество к специальной стойке, где сдаешь на руки приятной даме, проверяющей правильность оформления бирки. Вуаля, ты свободен как птица, а участники очереди по-прежнему топчутся посреди зала.



Напоследок я по кредитке приобрел в 'Duty free' бутылку норвежской сорокаодноградусной настойки - проставиться на работе. Рядом был магазин сувениров, и я прикинул, всем ли купил подарки; оказалось, никого не забыл - маме теплые шерстяные носки, подружке стильный шарф, брату компанию миниатюрных троллей, друзьям и коллегам фигурки викингов. Себе я припас симпатичный макет драккара и монетку с дыркой в середине - это для денежной коллекции, где уже накопилась мелочь из трех десятков стран.



Десятиминутное опоздание рейса я счел вещью ерундовой, и совершенно напрасно: эта задержка была отправной точкой для настоящих приключений, а именно полной драматизма и ярких ощущений поездки домой. Казалось бы, что сложного доехать из Хельсинки до Петербурге? Десяток фирм на все лады предлагают свои услуги на этом поприще. Звоню в одну: 'Нет, - говорят, - автобус сегодня отменен'. В другой вообще никто не отвечает. В третьей, не дослушав запрос, начинают задвигать, как комфортно ехать с ними в Финляндию, приходите, мол, на Лиговский проспект к половине десятого. Я начинаю орать в трубку, что мне нужно уехать ИЗ Хельсинки - на том конце уныло сообщают, что помочь никак не могут. Еще в одной конторе есть микроавтобусы, но нет мест. Наконец, дозвонился до компании, в рекламе которой русским языком сказано, что их транспорт отправляется из Финляндии в 20.00 по Москве. 'Ага, - отвечают, - вечерний автобус у нас есть, но он уже уехал!' 'Как так?!?!', - не понимаю я. 'Да вот, народу собралось к четырем часам много, ну и водитель решил двигать в Россию'. '.......!' Здорово, думаю - приезжаешь ты в аэропорт к началу регистрации, как положено, за два часа, а тебя извещают, что борт твой уже улетел - собралось, видите ли, много пассажиров и экипаж решил, чего зря на земле торчать... Можно, блин, проехать половину земного шара точно по расписанию, но как свяжешься с отечественными дурфирмами и тупагентствами, пиши пропало...



Пока я объяснялся с уродами-транспортниками, ушел вечерний поезд на родину, о чем я узнал на железнодорожном вокзале спустя десять минут после отправления состава. А за время похода на вокзал в автобусном терминале закрылись кассы, так что до десяти вечера я находился в полной неизвестности относительно стоимости билета на ночной рейсовый автобус; как оказалось, 32 евро. Кончилось дело походом к банкомату, снятием наличных до нужной суммы (пятнадцать монет у меня было запасено с расчетом на 'барыжный' автобус) и незапланированным ночным переездом. В 7 утра я прибыл, наконец, в родной город, а в 9 явился на работу разбираться в случившемся накануне сбое сети. Только к следующему вечеру, как следует выспавшись, я осознал, что путешествие завершилось и, разглядывая фотографии, стал подводить итоги поездки.



Все в общем прошло неплохо. Единственный крупный срыв с круизом по Нерэйфьорду произошел не по моей вине, а по причине того, что в западных деловых бумагах называется 'god's will', а в российских контрактах 'обстоятельство непреодолимой силы'. В остальном план путешествия был выполнен полностью. Другое дело, что много интересных мест Норвегии осталось неохваченными, и это провоцирует организовать в недалеком будущем еще один вояж. В него я бы непременно включил посещение Лисефьорда с подъемом на гору Прекестулен (недалеко от Ставангера, но транспорт туда ходит только летом), переезд на катере из Бергена в Согне, круиз по Нерэйфьорду, проезд по дороге Троллей и прогулку по заповеднику Йотунхаймен; еще хорошо бы обязательно добраться до Боде и побывать на Лофонтенских островах, а также посетить мыс Киркенес, самую северную точку Европы. Станут ли реальностью эти планы - не знаю, но знаю, что все предпосылки к тому имеются: и теоретические, ибо я приволок из поездки целую кучу проспектов и буклетов, содержащих нужные адреса, сайты и данные, а главное практические - ведь обретен бесценный опыт самостоятельного путешествия по Норвегии, суровой и гордой стране скал и воды...



Вацлав
slava158@rambler.ru
| sitemap |